Autumn Rains (still_raining) wrote,
Autumn Rains
still_raining

  • Mood:
  • Music:

George Harrison: Living in the Material World (2011)

img_2728_20111025_033236Знаете, так получилось, что меня никогда не мучила дилемма, многие десятилетия будоражащая умы миллионов битломанов. Ага, я о том самом сакраментальном вопросе всех времен и народов – Джон или Пол? И не мучила она меня по одной простой причине: для меня этот вопрос всегда формулировался по-другому – «Джон или Джордж?». Причем так было с самого начала, еще со времен моей первой сопливой подростковой влюбленности в «Битлз».
И нет, я говорю сейчас не об особенностях творчества музыкантов, потому как с творчеством их у меня все просто – среди моих любимых песен практически в равной пропорции присутствуют песни авторства и Джона, и Пола, и Джорджа. А с чем же тогда непросто, спросите вы? С пониманием личностных особенностей, убеждений и взглядов битлов. И с моим отношением к этим самым их особенностям и убеждениям. С этими своими ощущениями я разбиралась даже ни один десяток лет, пожалуй. И да, почти сразу стала разрываться в своем интересе именно между Джоном и Джорджем. Почему именно между ними? Сейчас попробую объяснить.
Очаровательный мужик Ринго как-то очень по-хорошему нормален – с устойчивой психикой, здоровым восприятием себя и мира, с очень земным чувством юмора. Страшно симпатичный человеческий экземпляр, но без особых внутренних тараканов. Личность, не требующая энтомологической препарации, если хотите. И да, это был комплимент, мне нравятся мужчины со здоровой психикой.
А Пол (Пол-человек, а не Пол-музыкант) мне вообще довольно быстро стал неинтересен, простите. И нет, в моих словах нет ничего пренебрежительного, если вам вдруг так показалось. Просто я и правда неплохо знаю этот мужской типаж, и для меня в таких мужчинах нет никаких сюрпризов, как правило.
Так что загадкой для меня в ливерпульской четверке оставались двое, как я уже сказала. Джон и Джордж. Они оба были для меня невероятно притягательны – своей эксцентричностью на грани ебанутости, например. И своими внутренними исканиями. И своей непохожестью и одновременно похожестью на меня саму.
И после некоторого количества лет копания в биографиях, фотографиях, мемуарах, видеоматериалах и прочей хрени, этот вопрос я тоже устаканила в своей голове. Угу, время все расставило по местам. Джон навсегда вошел в пантеон моих персональных священных коров (тех самых, о которых я рассуждала в посте о книге Леонарда Нимоя ), а Джордж хотя и не стал для меня тем, что я называю священной коровой, безусловно является одним из людей, за существование которых в моей жизни (пусть и самым опосредованным образом) я неизменно благодарна дорогому мирозданию.
И, конечно, я сходу согласилась на предложение перевести 3,5-часовой документальный фильм о Джордже, который я давно собиралась посмотреть. Почему только собиралась, но так и не посмотрела? Во-первых, все как-то руки не доходили. Нет, это во-вторых. А, во-первых, меня основательно смущала личность режиссера. Я, видите ли, не слишком люблю режиссерский стиль Мартина Скорсезе. Мне его манера работы кажется изрядно лишенной воображения, что ли. А рисовать портрет Джорджа при отсутствии нехилой доли авантюризма и воображения и браться не стоит, это и ежу понятно.
И да, конечно, я читала хвалебные отзывы критиков на фильм. И я знала, что вдова Харрисона отказала многим режиссерам, а вот на предложение Скорсезе согласилась. И да, я в курсе, что Скорсезе с Харрисоном неоднократно встречались и много общались. И все же меня терзали смутные сомнения. Очень уж хотелось, чтобы тот самый фильм, о котором так мечтал Джордж, вышел идеальным. А он мечтал об этом фильме, да. Фильме снятом на основе его личных видеоархивов.
Так вот, я напрасно беспокоилась. Фильм таки вышел идеальным, спасибо Мартину Скорсезе. И его режиссерская манера как раз очень оказалась на руку при съемке этого кино. Он взял видеоархивы, фотографии, письма, дополнил их цитатами из воспоминаний очевидцев и грамотно взятыми интервью у друзей, родных и коллег Джорджа, все это качественно смонтировал, приправил отменно подобранным саундтреком и ничего не стал добавлять от себя. Ничегошеньки. И это просто счастье какое-то – 208 минут Джорджа и «Битлз», без всякого тебе режиссерского видения, интерпретаций и ненужных измышлизмов.
Историю Харрисона начинают рассказывать в фильме от самых Адама и Евы – с того момента, как Пол привел 14-летнего Джорджа знакомиться с группой. И дальше скрупулезно освещаются все этапы творческого и жизненного пути музыканта: становление «Битлз», полуголодное существование в чулане берлинского порнокинотеатра, знакомство группы с Астрид, смерть Стюарта и т.д., и т.п. И да, битломаны со стажем вряд ли узнают какие-то новые факты, но так иногда приятно посмотреть на хорошо знакомые кадры и послушать комментарии непосредственных участников событий – как в юности, так и в нынешней их взрослой ипостаси. Вот, например, Джордж рассказывает всеми любимый анекдот «Сколько нужно битлов, чтобы вкрутить лампочку?», а вот его брат вспоминает со смехом выходку Джона, вылившего на его свадьбе пинту пива на голову пианистки. Вообще, вся первая часть фильма, битловская, бесконечно ностальгическая и вызывающая улыбку.
А вот вторая часть посложнее, конечно. Самостоятельный творческий и личностный путь Джорджа, начало которого совпало с началом его духовный исканий, показан очень подробно. И тут, конечно, на первый план вышел рассказ об индийской музыке, философии, кришнаитстве и о том, как все это отразилось на формировании нового подхода к жизни у Харрисона.
И вот, что удивительно, меня, обычно нервно вздрагивающую при словах «духовный поиск», «духовный рост», «духовные искания» да и просто «духовность» (ну потому что их в последние лет 10-15 используют такие люди и в таком контексте, что слово «хуй» на заборе и то приличнее выглядит), в данном случае не покоробило ничто из увиденного и из услышанного - ни на полслова и ни на полкадра. Было в глазах Джорджа что-то такое искреннее, позволяющее поверить, что он и правда искал свой путь – к истине ли, к Богу ли, к пониманию ли таинств бытия.
И он его нашел – в Кришне, в новом браке, в отцовстве, в дружбе, в садоводстве. И есть нечто невероятно настоящее в том, что единственный битл, написавший прижизненные мемуары, практически не упомянул в них о ливерпульском периоде, но зато посвятил книгу своим друзьям-садоводам.
И вы можете смеяться, но в очередной раз слушая рассказ Оливии о том, как дух Джорджа в момент смерти покинул тело и осветил темную комнату, я поймала себя на мысли, что мне очень-очень хочется поверить ей. Да, мне, агностику, цинику, скептику. Ведь если с кем-то такое и случается, то именно с такими людьми, как Харрисон, понимаете?
Что еще о фильме? Отдельное спасибо хочется сказать создателям за подробный рассказ о сотрудничестве Джорджа с комик-группой «Монти Пайтон» (он, между прочим, заложил в свое время дом, чтобы найти деньги на съемки всеми нами обожаемого кино «Жизнь Брайана»).
И еще спасибо за рассказ об отношениях Джорджа и Эрика Клэптона. Меня всегда завораживала история этой дружбы, пережившей ни одну бурю и выстоявшей, несмотря ни на что. Угу, тот самый броманс, который мужчины проносят через всю жизнь, вопреки всему, включая здравый смысл. И на фоне такой дружбы вторичным становится многое, очень многое. Например, всем понятно, сколько сплетен крутилось в свое время вокруг ухода жены Харрисона к Клэптону. Ох, как выпрыгивали из белья журналисты, пытаясь заставить музыкантов лить друг на друга грязь. Особенно когда клэптоновская песня «Лейла» , посвященная любви к несвободной женщине (читайте – к Патти Бойд), стала безоговорочным международным хитом. СМИ прямо из кожи вон лезли, чтобы доказать, что никакой дружбы между музыкантами быть не может после случившегося. Но опять же, время всех рассудило. И да, эта дружба справилась даже с подобной проверкой на прочность.
Кстати, небольшое лирическое отступление. Я во время работы над фильмом полезла в Википедию, чтобы уточнить кое-что о Патти, и офигела. Цитирую: «Более всего известна как бывшая жена Джорджа Харрисона и Эрика Клэптонa». Нда… Вот так работаешь фотомоделью по всему миру, снимаешь фотографии и показываешь их на выставках, пишешь книгу, а в итоге – «более всего известна как бывшая жена». Сексизм детектед, ага. Ладно, это я отвлеклась, сорри.
А вообще буду закругляться, только пожалуюсь напоследок. Был один момент в работе, от которого я натурально бегала по потолку. Мне навязали формат перевода, при котором переводятся абсолютно все песни. Нет, вы можете это себе представить?! Я переводила битлов, отрывки примерно из 50-ти песен. И ничего трогательно-ностальгического в этом процессе не было, как в свое время с подстрочниками к песням Арло Гатри . Какая к черту ностальгия, если я вся изошлась от злости на саму себя?! Кто-нибудь здесь хочет попробовать впихнуть в кастрированный формат титров текст песни «Strawberry Fields Forever», например? А я вот впихивала, от всей души костеря по матушке и по батюшке ивритоязычного коллегу, решившего, что зрителям будет недостаточно только звучащих на английском песен. Надеюсь, мироздание и битлы простят мне это кощунство, нда.
Ладно, на этом точно все. Фильм великолепный, как вы уж поняли. Мои самые горячие рекомендации, и не только для битломанов.
Ну и я еще немного злоупотреблю вашим вниманием, извините. Нет-нет, текста больше не будет, не бойтесь. Просто раз уж выпал случай вспомнить о Джордже, выложу-ка я немного любимых песен. Хотя нужно было сделать это 25 февраля, конечно, в день его 70-летия. Но в конце-концов, необязательно ведь вспоминать хороших людей именно в знаменательные даты, правда?
Итак, поехали.

All Things Must Pass - George Harrison



Something - George Harrison & Eric Clapton



While My Guitar Gently Weeps - George Harrison and Eric Clapton



George Harrison - My Sweet Lord



Tags: docu_films, movies, music
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 36 comments